А улицы будут лизать нам уши как шлюхи, засовывая руки в карманы

***
А улицы будут лизать нам уши
как шлюхи засовывая руки в карманы
Нам не откажут в выпивке, наркотиках или хорошей драке
Она станет нашей любовницей,
которой будем заполнять бесчисленные вечера
Оставим скучные однообразные попойки,
Мы желаем чего-нибудь по-настоящему жёсткого на ощупь
Так ярче глаза и увереннее поступь!!!!

***
Эта страстно-кровавая дочь сатаны
испробованная всеми парнями страны
Пугала нас адом
вертя своим задом
Обещала лекарство от скуки
не говоря ни слова про муки
Сбивала нашу наглость и спесь
А мы испытывали боль уже
прямо здесь

***
Лицемерная безопасность
Прямолинейная сталь
Всё изо льда
Корневые вопросы, за что и когда?
как далеки от меня эти люди!
как чужие планеты
как иные миры
я смотрю им в глаза, умирая со скуки….
Тоски……..
гримасы безумия
раскрасневшиеся лица, потные лбы
отдышка от курения и постоянной суеты
борьбы
они ощущают себя как отработанный шлак
не имея представления, кто же всё-таки враг

***
Видения большого города,
наполненного проэкциями.
Толпы праздно шатающихся пьяных зомби,
неоновые витрины, скупщики краденного,
синие драки у метро, раскрашенные девки,
ругающиеся матом и курящие длинные сигареты.
Всепроникающее безразличие с неподдельным интересом.
Патрульные машины с налипшим мусором, питающимся жестокостью.
Наркоман, выпрашивающий мелочь.
Полудремота смерти. Блевота жизни.
Кичливая дешевизна, дешёвая роскошь, роскошное падение.
Жестокий по-детски, обезображено извращённый,
перепаханный наркотиками, алкоголем и сексом мир.
Город будет жить!

***
Как надоело это свинцовое небо
Колючая морось и удручающий дождь
Ветер влетает прямо мне в кости
И разбирает механизм на запчасти
Холод и слякоть глаза разъедает
В глотку влажность свинец заливает
Забившись в углу, я ненавижу едкую скуку
И ту шипящую толпу, и эту долгую разлуку
Но я обожаю задумчивость ночных, пустых проспектов
Печаль и одиночество, в ебучую осень поэтов

***
Чистенький, мещанский уголочек
Белый унитаз, с запахом освежителя воздуха
Дезинфицированного вздоха
Упитанные, вальяжные трусливые кошки
Астматик убогонький
Шизоидный дед и
старая дева, с заросшим ртом и пиздой
Стерильные люди,
Стерилизованного, пастеризованного мирка

***
Картинки детства, наполненные нежной тоской.
Много всевозможной беспорядочной возьни.
Я не вполне осознавал, что делать со свободой.
Менял её на разные ранения, на шишки, синяки.
Так и сейчас, было трудно остановиться и
страшно посмотреть назад и
вздрогнув ужаснуться
Я пробежал сквозь ад
Но… Переродившись
Грехи размылись и остались только
вспышки «как в мои девятнадцать
пили за мой упокой»
А я всё до сих пор живой!
И целостен, вменяем, целеустремлён
И жизни смыслы новые открылись
И хаос преобрёл структуру
Мы этого желали и добились


<СТРАНИЦА АВТОРА>