Театр

Пьеса

 

Действующие лица:

1-й

2-й

3-й

4-й

5-й (из темноты)

6-й

Я

Старый слабый больной

Старичок

А также все остальные и всё остальное

 

Первый и шестой безлики, в чёрных мантиях. Я – пёстрый, больной – в белом халате. За «безликими» женщины в белом.

 

1-е Действие

 

На сцене пусто. Только стол с двумя креслами стоит слева от играющих.

«За кадром» читается стихотворение:

 

Я лишился – себя

Уже ветрено внутри когда, когда

Найди когда, когда; уворуй

В сторону отведи когда, когда;

Ветрено внутри; я лишён – СЯ

 

Уже король на насесте

Уже перси просят песен

Просят обагрить омыть омыть

Очаровывая. Изгладить дО бела надписи твои

Дарственные

 

Я лишился нутра и ветрено

Уже распускаются всюду поверия

Уже найдено, уворовано, уверованно

В событие странное, старинное

Разменянное…

 

(слова всех персонажей читаются «за кадром»)

 

Выходит 1-й:

 

Я пришёл сюда не для того чтобы… Эй! Эй там впереди (качается к залу)! Мне уготовано знать… Мне уготовано знать… Что ваше время ушло… убежало!!! Очень просто. Увалялось будто увалень во своих яствах и нутрах. Будто конь, возле объявленного ранее, но так и не сделанного дела.

Хватит плясать у меня на плечах (обращается к «девам в белом», т. е. назад поворачивается),

Хватит вынимать, понимаешь

Из меня по жиле страх, страх, страх

Мне и так страшно. Это да. Это надо признать.

Эй! Эй вы, там все!!! (оглядывается) Попрятались?!! Ну и ладно (машет рукавом вниз). Я сам всё устрою (подходит к столу). Ну вот, это уже хорошо. Пластина, которая покоится на 4-х опорах. А вы знаете?!! (в толпу это кричит, несколько раз повторяя и вращаясь вокруг своей оси). Кошка мне вчера рассказала, что мыши хотят одеть на меня колокольчик(обращаясь к неизвестному) – купишь мне конфет? (к залу) – а давай поиграем?

 

Входит 2-й:

 

(обращается к залу двигаясь всем телом, т.е. прыгая, вертясь, размахивая рукавами и т.д.)

 

Хватить плясать у меня на руках

Хватит вынимать, вынимать

Из меня страх, страх, страх

Выуживать

(бегает по краю сцены. Прыгает, улюлюкает, даже орёт)

(внезапно остановившись в полусогнутой позе. Из нее постепенно «вырастая»)

Мне уготовано знать!

Мне уготовано знать!!!

Ушло, увалялось, увлекло, увлеклось…

Ушло… (печально это слово выговорить «за кадром». Персонаж предыдущие строки активен, на этой же «опадает»)

Дин-дон – что это за звук? – это звук колокольчика.

Дзяб-дзяб – чей это голос? – Это голос дьявола.

 

Катились поленья,

да всё под колена,

под колена поддавали

МЕНЯ!

У вас увели, украли

Занесли в стужу,

Как подкидыша дыша умору,

Затворника.

(обычным тоном)

Хотите расскажу историю?

Мне случалось бывать (иногда и когда-то) на краю бытия. Свисать вниз головою. И кричать – вниз – ау! А у того яма – ау! Края-то скользкие, очень скользкие. На салазках – туда-сюда, туда-сюда-ааааааааааааах!.. съезжали…

Один за другим, один за другим, один за другим, один за другим, один за другим, да и сгинули – ВСЕ! Никто не вернулся…

(1-й подходит к краю сцены, и пытается что-то «сказать», а именно: шатается вперёд к залу, делает соответствующие пасы руками).

(2-й садится за стол, всем своим видом показывая, что сейчас испровестится, но 1-й с криком «я знаю вон моё место», перебивает его и бежит на противоположный край сцены, чтобы усесться возле маленькой табуретки).

 

2-е Действие

 

(Я ухожу. 1-й садиться за стол ко второму)

 

1-й:

что-то довольно рано светает. Не находите? Ещё только зима, а солнце уже ни свет, ни заря выходит из своего укрытия.

 

2-й:

подобного не замечал я. Может, вы поздно встаёте? Хм… Нет, ну я конечно понимаю, бывает такое, что перепутал – день или ночь сейчас… Лёг поздно, встал поздно. Вот и возникает… иллюзия, будто день только занимается, а оно глядишь уже и не так. Часы, батенька, у вас НАВЕРНЯКА не в почёте!!! Ха! Или, может быть, этакий шарж на ВСЁ, коими Вы (а я это знаю) так любите, время от времени, пробавляться. Чего греха таить. Понимаете ли. Из этого (всего того, этого, которого Вы мне понарассказывали) превосходные дневниковые записи всходят. Прям целые урожаи! Можно слепить и изваять, в таком жанре нечто ценное. Поверьте уж моему опыту.

Тоже был один, любил по ночам пешком в лес ходить. А потом стал на велосипеде ездить. Брал с собою лучину, и записывал где-то в самой чаще, примерно возле полуночи (во время оно посещал те места), всё то, что там привиделось. Очень даже, знаете ли, правильный, и я бы даже сказал, несколько оригинальный подход. Не похожий ни на какие другие ммм… способ... способ…

 

1-й:

Я бы не стал разделять Ваши восхищения подобными событиями и людьми. Я (кажется мне так, по крайней мере)о другом. Это не суть важно, солнце там, такое… каждый день, утро, ночь… даже когда сплю… лезут, сбившись в кучу какие-то неясные образы, шорохи, глазницы, обладатели и обладательницы этих всех полых и полных глазниц. Я не могу совладать с ними. Да-да, мессэрэ! Поймите меня правильно. Я не сумасшедший, как это могло бы Вам показаться на первый взгляд. Я не сумасшедший, но с этим мне, не совладать. Ничего поделать с ними я не могу. Лезут в окна эти иконы, милосердия, боги пустоты. Ничего, ничего не попишешь! Только подпись поставить. Да. Надо. И тогда всё. Будь покоен – ты дурак. Тогда статуи, тут же ворвутся в комнату и ну кружить свой цветастый круг. Перед тобою кружить. А ты будешь придавать значения вилкам и ножам, и спустив ногу станешь пускать слюни… (произносить на птичьем языке и показывать это всё). Тебя схватили. Тогда тебя схватил и ничего! Ничего нельзя изменить!

 

2-й:

Дорогой друг! Вот именно, что всё именно так как вы сказали, но только совсем наоборот. Всё то, что вы сейчас сообщили, как раз и есть тот самый – ВЫХОД! Переносите всё на бумагу. Она всё: снесёт, перенесёт, вынесет, прожуёт, проглотит и не подавиться! Будьте уверены.

 

1-й:

Что бы врачевать подобные изуверства… Я в растерянности. Эй! Эй! Вы думаете, он меня найдёт? Она меня найдёт?! Лишь оно.

 

2-й:

Ай, да что Вы опять заладили с этим оно. Да пущай он гад подавиться Иудиными корками! Да покинет неокрепшую душу сию! Да минёт ея чаша сия! Свят, свят, свят!

 

1-й:

Да. Вы, наверное, правы. Это всё чепуха.

 

2-й:

Какая чепуха?! Какая чепуха?!! Упаси бог! Скорее всего, Вы просто становитесь стихами!! Не допускайте этого. Ну, понимаю, понимаю, понимаю…. Я всё прекрасно понимаю. Бросьте Юлить (когда произноситься Юлить, именно так!, то меня останавливает эхо, которое доносится отовсюду… «Юлить, Юлить» и т.д., говорит эхо).

Я СКАЗАЛ (акцент на этом слове) как с этим бороться.

 

1-й (изменившимся тоном):

Намедни ветви заглянули мне в окно. Я стал их изучать с должным вниманием.

Здороваются со мной. Да. Словно, хотят показать, что заискивают. Коты, какие. Да… А вчера прощения просили. Вчера ещё, прощения просили.

 

2-й (словно и не прерывался):

И даже не бороться. Но уверовать и принимать себя таким каким ты есть (не чеканит, но немного с «отрывом» эти слова говорит). Вам ЖИТЬ! С этим!!! (патетично)

 

1-й:

Вам жить нам жить. Раз-два, Жим на привязь – проходи.

Живая вода – подвоха не жди

Иногда приходит осень

Иногда хватает сосен для того чтобы топить,

А иногда половодье наступает

За тем, что бы никогда не отступить,

А потом…

Высок терём-терем те-ре-рем, рем, рем.

Жим на привязь.

Вот ещё:

(Достаёт из-под сутаны руку и показывает тому, кто напротив сидит)

 

2-й:

Станем с вами сочетать и причинять! Причинными местами пробьём дорогу к дому!

И будут дни злобные

И дети проворные

И ежедневье так прищемит хвост, что ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!!!!!!!! (ржёт)

Что не заметите, что не заметите

Как вышагивает в неглиже

По центральным улицам города солнца.

 

1-й:

Так-так и не так.

Почему не брыкаться

Почему же почему

А я взял себе на ум… (после этого слова начинает появляться 3-й )

Кабы взялся я за ум,

На ум я бы себе приберёг

 

2-й:

уголёк, уголёк,

Уголок, уголок,

Приберёг.

 

1-й:

Я абсолютно полностью защищен! Вокруг меня сплошная защита! Сильная!

А м6еня никто не ищет!!!

(бормоча) Да, я был чем-то вроде проводника, а стал поводырём. Поводок.

Про вчерашних девок историю слыхали? Вчера девки были, а теперь уже ЖОНКИ! Старые замужние клячи

Поёт:

Oh show me the way to the next little girl

Oh show me the way to the next little girl

For if we don’t found the next little girl…

 

3-й:

Ты стала солнцем

Оно вышло в мою грудь…

И мы съели его пополам.

 

2-й:

А потом, мы с вами организуем очаровательный балаган. Будем песни плясать! В игры играть!

(Движение заканчивается, ибо говорит Я, от себя)

Я вчера видел мир из шёлковых шнурков. Я был, точно разлинованная бумага, со слова – туда-сюда, вверх-вниз и обратно, прочь отсюдова бесконечные беглецы, сОрваннцы, слёзы!!

Я вас не видел. Я не видел никого кто бы мог укрыться за ширмою моих глаз. Безотчётные страдания лишь убеждают в том что… Ах (исчезаю в темноте. Из темноты говорю, но меня не видно. На столе где сидят 1-й и 2-й «руки из темноты» зажигают свечи)!

 

1-й:

Кто-то шепнул

Или мне показалось

Или кто-то икнул?..

 

2-й:

Значит помнят беднягу.

Вот кто-то пошёл по воде

Кто-то пошёл по воде

И тут же дал тягу.

 

3-й:

За высотою красоты, не видать пустоты; через озёра дружбы не перелетят подстреленные птицы.

 

2-й:

Знаковые события происходят под лестницами контор человечности. Пустота обретает контуры. Ни что иное, как пустое выглядывает наружу.

 

Входит 4-й:

 

Он римлянин был самый благородный

Все заговорщики, кроме него,

Из зависти лишь Цезаря убили,

А он один - из честных побуждений,

Из ревности к общественному благу.

Прекрасна жизнь его, и все стихии

Так в нем соединились, что природа

Могла б сказать: "Он человеком был!"

 

3-й:

За эту доблесть мы его как должно,

Торжественно и пышно похороним,

Положим прах его в моей палатке,

Все воинские почести отдав.

Войска на отдых! И пойдем скорее

Делить счастливейшего дня трофеи.

 

2-й продолжает:

Коты выходят наружу и гадят на променад, безжизненные голуби, словно камни из пращи влетают в окна.

 

3-й:

Прочь! Расходитесь по домам, лентяи.

Иль нынче праздник? Иль вам неизвестно,

Что, как ремесленникам, вам нельзя

В дни будничные выходить без знаков

Своих ремёсел? - Скажи, ты кто такой?

 

4-й:

Ты помнишь, в школе мы учились вместе.

Прошу тебя во имя старой дружбы,

Держи мой меч - я брошусь на него.

 

1-й (подхватывая):

Заблудшие путники так сделают (вскидывает из рукавов руки к небу и застывает в этой позе до конца действия. Так же и говорит. Из темноты вылетает голубой воздушный шарик).

Плутают, плутовки, путаны; вытягивают последние соки из чего-либо живого. Всё катиться и катиться. Словно театр.

1-й:

Не рассказывайте о снах

Мой дом уже не близок,

А рассвет ещё так далёк,

И не угнаться за подающей рукой имущему

 

3-й:

Говорят, что здесь что-то происходит. Так нельзя ли не принять, участие в… ВАС, дорогие мои старики!!!

 

4-й:

Это было сплошное недоразумение. В зале… где столбом стоит пыль… я… однако…

 

3-й:

Я дал тебе право слова! (четырежды это повторяет)

 

4-й:

Не имею никакой возможности чего-либо предпринять. И не могу знать не подчиняться уму, не вижу! Не вижу ничего, ничего зазорного в том, что никогда не узнаю ни ваших дел, ни ваших дат, и не знаю иных приёмов и имён и знать не хочу!!!

 

3-й:

Я дал тебе право слова, я его и заберу!!! (вырывает у 4-го руку)

 

Выбегает старичок. Читается рассказ, старичок прыгается ,ломает сухонькие ручонки пока звучит рассказ:

 

«Молодой человек стремительно выбегал за угол дома и смотрел. Потом прятался за тоненькую молодую рябинку и выглядывал из-за неё. Подобное он проделывал целый день вплоть до наступления вечера. В конце дня, когда солнце окончательно решило присесть за тучами, он решительно собрал остатки сил и стремглав понёсся по кварталу в направлении дома, замыкавшего гряду построек на этой улице.

Добежав до последнего дома человек, остановился и почесал затылок. Немного отдышавшись, задумчиво протянул: «Дааа», и вприпрыжку, навстречу новому дню, не замечая ночи, поскакал, заливисто хихикая и кряхтя, маленький, сухонький старичок с плутоватыми глазками» (по ходу рассказа выносятся «декорации»: тонкая рябина, нарисованные ручкой тучи, такое же солнце. Роль Домов выполняют «четверо». В конце рассказа в темном углу высвечивают пятого. Он говорит О-О-О-О! и исчезает).

 

3-е Действие

 

В конце рассказа входит «Старый слабый больной». Как только кончается рассказ играет песня группы Крематорий. Во время песни больной стоит лицом к залу.

 

Кончилась песня, Больной (протягивает руки к зрителю):

Кто хочет поддержать в руках настоящую поддержку всех времён и народов? Спасибо. (опускает их как плети)

Мой бесконечный успех у большой белой дороги завершился и стал поражением. И вот я здесь. (Ходит, мается)

Кто хочет подержать на руках настоящее счастье? Вы когда-нибудь видели, чтобы капли дождя садились на руки и оживали? (мечтательно) Ставали перелётными птицами. Именно перелётными… и порхали вдаль… Туда где всегда светит солнце, и заморские, неведомые нам растения укрывают в своих объятиях дома из белого мрамора. Потом садятся на древние-древние статуи и обсуждают перелёт.

 

6-й (входит. От других отличается белым капюшоном. Или ещё чем-то, главное что бы было ясно, что он не те)

(бесцеремонно):

Бывало, приходишь к ним, а там что-то уже и завелось такое. А там уже что-то копошится. Несамостоятельное такое всё, целое, беззащитное. И все за ним и всё за ним. Ну, просто неотъемлемая часть.

А потом снова заглянешь. Что-то там такое ВАЖНОЕ теперь завелось. Всё у зеркала вертится. Имеет своё мнение. Высказывая его, спорит, и уже имеет право обидеться и не обращать внимания. И не обращает.

 

Больной: (задумчиво) Гнёзд даже эти птицы не вьют. Зачем им там дома? Вообще – зачем им дома? А зачем дома – вообще?! Даже и не из мрамора, а так…

 

Я:

Ну что, уж ты не мечешь?.. а ?

 

Казарин:

 

Смотрю, брат, на других.

 

А ты, любезнейший, женат, богат, - стал барин

И позабыл товарищей своих!

 

Арбенин:

 

Да, я давно уж не был с вами.

 

Казарин:

 

Делами занят все?

 

Арбенин:

 

Любовью... не делами

 

Казарин:

 

С женой по балам.

 

Арбенин:

 

Нет.

 

Казарин:

 

Играешь?

 

Арбенин:

 

Нет... утих!

 

(БОЛЬНОЙ обрадовано – отвечает)

 

6-й:

Я скажу проще. Прошлому не стать явью, настоящему не замутить воды, о будущем же – промолчу. Оно и так всем давно понятно, ясно и образно. Всем нам. Мы сами оно. Будущее. Оно свершилось задолго до того как. Давно. Каждую секунду.

 

Больной:

Одна девочка жила под крышей. У неё был большой-большой дом. Но этот дом принадлежал родителям одного маленького-маленького мальчика. А она – жила на самом верху, под крышей со своей больной мамой. На окошке у неё рос зелёный горошек. Она очень любила смотреть, как он растёт, и всегда поливала его и любила и холила и лелеела, и возмечтала о нём что он её сын – маленький, зелёный, послушный – с упругими стебеьлками вместо рук, с нежными усиками вместо прошлого.

 

Больной:

Я вот над чем 48 лет думал. Бронзовая амазонка скачет верхом по Булонскому лесу и… и(больной опадает на сцену грудой белья. Ещё некоиторые время из под груды белья слышен бубнёж, по-немногу затихают и эти звуки).

 

ОКОНЧАНИЕ

 

На сцену выходит девушка с табличкой: « Когда последний из вас покинет стены этого здания, начнётся настоящий театр». В абсолютной тишине выходят двое «тёмных» и начинают, стоя друг против друга «шаманство». Появляюсь Я, совершенно нормальный. Спрашиваю: « Извините, а где у вас тут театр?» За мной выходят все участники и вытесняют меня на край сцены. Я стою спиной, когда спрашиваю. Когда же меня «теснят», на самом краю оборачиваюсь, и в такой позе застываю. Остальные также застывают. Так 1 минуту в тишине. После – гаснет свет. На сцену, в темноте, выносится стол, на него направляется свет. Звучит песн «Детские страхи». На сцену выходит человек, держа за ногу куклу, и лупит ею об стол. Под песню на сцене образуется балаган, из образов и персонажей. На сцену выкатывают связанного больного, по ходу песни вылетают палки, взрывается петарда, выбрасываются в темноту бенгальские огни; возможен фейерверк. Под конец песни, стол уносят, куклу бросают разбитой. На место стола вкатывается зеркало. В это время на сцене инфракрасный приглушенный свет. Возле зеркала двое в шутовском одеяньи. Голос: «Посыпайте всех битым стеклом!!» Голос орёт истошно и несколько раз. Возникает какая-то музыка, главное погромче. Зеркало разбивают. Выбегают в зал шуты с мешками, в коих псевдо стекло и устраивают кутерьму. На сцену выходят двое разнополых голых, поцелуй, разворот, конец.

 

<СТРАНИЦА АВТОРА>