Русская духовная революция (Глава 3)
Внешнее влияние на традиционное мировоззрение


Путь самоидентификации



«Праведная война лучше мира, уводящего нас от Бога и ведущего к смерти»
Григорий Богослов


  Современный мир живёт по старым, давно заезженным принципам, сформированным в послевоенные годы. Хотя информационные потоки многократно увеличились, а интенсивность и напряжённость всех процессов неуклонно возрастает, мировое сообщество не спешит пересматривать давнишние подходы. Всё контрастнее проявляется данная инерционность в социально-политической и культурной среде.
  Духовный нигилизм и мировоззренческий космополитизм, активно насаждаемый после образования ООН и вылившийся в конце 60-х - начале 70-х в известные события, - характерная особенность духовной жизни людей второй половины 20-го века. Нынешнее же время характеризуется оживлением процессов разбегания, углублением пропасти противоречий. Традиционные культуры, на уровне этнических (и надэтнических) структур осознают, что потеря идентичности ведёт к гибели. В обществах усиливаются процессы противодействия разлагающим внешним влияниям. И это уже не прихоть ретроградно настроенных людей или националистически настроенных радикалов, а насущная необходимость выживания.
  Коснёмся процессов происходящих в сфере культуры, наиболее тонкой материи, присущей этносам. Современная эстетика продвижения информации, подачи, кадра, слова, жеста, несёт больше конкретной животной энергетики, чем духовного послания. Поэтому увеличивается интенсивность сброса, дабы заполнить содержательный вакуум количеством. Да, почти вся нынешняя поп-массовая культура бессодержательна, это следствие вполне конкретных причин. Нынешние творческие позывы рождаются под воздействием эклектичных, смешанных влияний некой тотальной «надкультуры», которая диктует особый усреднённый образ мировоззрения. Это мировоззрение обязывает играть по правилам, как донора, так и реципиента творческого продукта. Ныне существует порядка двух хорошо оформленных видов культурного влияния. Первый, назовём его условно, «западное влияние» (американо-европейское), второе – азиатское (Индия и вся жёлтая Азия). Нарождается третье, мусульманское, но оно ещё неоформленное и преимущественно культивируется в зонах распространения данной религии.
  «Западное влияние» является довольно агрессивным, такова его стратегия выживания и распространения. Поток не должен иссякнуть, дабы не началось восстановление традиционного: отсюда непрекращающийся конвейер штамповки кино, музыки, живописи, неважно какого качества и содержания. Но если пристальней взглянуть на вопросы и темы, поднятые в них, то становится очевидным их поверхностность. Всё крутится вокруг нескольких стереотипичных вещей: секса, насилия, прав человека, свободы изъявления и прочее и ещё парочки подобных. В общем, весь последовательный пучок стремительно гниющих или уже давно сгнивших идеологических посылов и сюжетов. Сюда добавляются такие псевдоэстетические вещи как абсурд, цинизм, эпатаж в форме «от противного». Англо-американская и европейская культура, собственно, себя и разрушила этим, превратившись во взвесь разнообразной мути. Характерные точки: индивидуализм, статус, личная свобода, выбор как индивидуальная реальность, влияние на процессы. Штампованность «западного» искусства, эксплуатация сексуальности, секса и насилия – это внедряемые программы, изменяющие этнические традиционные мировоззрения. Универсализация, поощрение ментальных червей, грызущих мозги подрастающему поколения, как характерная черта. Западный посыл отрабатывает механизмы ранней смерти, иллюзию некоей яркой вспышки и угасания, культ саморазрушения. Вектор развития совершенно размыт и не определён. Концепция будущего: тотальный контроль над умами и финансовая состоятельность.
  С «азиатским» влиянием всё сложнее. Оно довольно-таки традиционно, и в местах своего коренного распространения относительно разнообразно. Не настолько агрессивно, поэтому очень притягательно для западного мировоззрения. Люди думают, что уходят от бренности и пошлости, и посвящают себя путям поиска «истины», блаженства. Но это и есть пассивная ловушка азиатского мировоззрения, очень терпимого ко всем проявлениям и дающего расслабленную свободу, иллюзию совершенствования. Характерные точки: медитация, нирвана, дзен, подчинение и прочие понятия. Вектор вполне определен и сводится к апатичному отношению к действительности. Предполагается совершенный контроль, только уже не над умами, так как умы в силу специфических особенностей уже промыты, а над телами.
  Нужно отметить, что в странах, которые являются носителями вышеописанных культурных формирований, они являются жизнеопределяющими и естественными, но там также происходят взаиморазрушающие процессы. Транснациональные культурные влияния в век всеобщей информатизации агрессивно захватывают новые пространства. Они проходят по отработанным маршрутам и схемам. Но налицо неклассическое проникновение культур, которое можно наблюдать с народами России, когда взаимопроникновение и смешение происходило естественным способом. Взаимодействия могут быть любого плана, но нынешние влияния предполагают исключительно вытеснение – замещение традиционного мировоззрения. В экономическом плане, например это уже произошло. Национальные экономики замещены глобальной и унифицированной «надэкономикой». Теперь дело за культурной средой и процесс стандартизации мира будет завершён. Какой принцип победит (возможно, будет нечто иное) пока не ясно, но наметившаяся тенденция крайне опасна.
  Причиной столь лёгкого усвоения чуждого является «этнокультурная усталость», душевная лень и вселенская апатия молодого поколения (хотя почти всё общество заражено этой апатией, я концентрирую внимание на молодом поколении, потому что именно там должно зреть новое будущее). Оно желает только проживать жизнь, стремиться к удовольствиям, пытается «попробовать всё», но не стремится что-то поддержать, развить или стать кем-то или чем-то значимым. Иногда присутствуют настроения, склоняющие к разрушению и охаиванию прошлого, но чаще все это носит черты расслабленного потребления. Действие происходит по наиболее незащищённым точкам, у каждой культуры найдутся таковые. Совокупность факторов, таких как ослабление централизации, упадок культуры, некое «дыхание цивилизации», когда процессы, происходящие внутри, сводятся к вторичному копошению. Только «слаборазвитые мозги», люди находящиеся в зародыше своей личности, могут поддаться на подобные влияния. Либо это ублюдки со смещённой этнокультурной матрицей, коих в период смут и упадка становится критическое количество. Пример такой диссоциации – отказ от прошлого, высмеивание традиций, а это первые и самые страшные симптомы тотальной этнической деградации. Но, как ни странно (хотя, чего здесь странного), это захватывает образованную часть населения. Они являются главными потребителями «культурного продукта», формируя спрос и предложение, а также самой незащищённой прослойкой людей вследствие личного несовершенства и фрагментарности восприятия.
  Проблема чужеродного влияния, не свойственного традиционному мировоззрению, носит глобальный характер. Вопрос стоит о выживании всех в достаточной мере обособленных культур. Большинство стран смирилось и приняло общие тенденции, теперь же это подтачивает их идентичность. Размывание рамок осознания себя принадлежащим к какой-то группе или культуре в современном обществе выливается во многие негативные процессы, от крайнего радикализма до психических отклонений. Ярким примером может служить «новоевропейское» пространство, где сценарии проходят по самому выпуклому варианту. (Последние события в Норвегии и Великобритании –яркий тому пример)
  Но действие вызывает и противодействие.
  В свете вышесказанного радует, что многие разрушительные процессы, благодатно прижившиеся во многих местах, не прижились, а некоторые даже не кинули корни у нас в стране. Всё же дух тысячелетней, вполне обособленной цивилизации в нас силён. Процессы деградации, подстёгнутые развалом страны и экономики, достигшие апогея в 90-х, постепенно затухают. Всё отчётливее слышится голос национально-ориентированных людей, хотя «государство» пытается противодействовать ему. Многое из того, что называют «тлетворным» влиянием просто является модификацией старого русского мировоззрения, так как наш этнос очень пластичен. А без этой пластичности мы не смогли бы выстраивать наше существование, подстраиваться или изменять действительность.
  Единственно верный путь выживания и возрождения русской цивилизации – это самоидентификация в новой быстроменяющейся реальности. Все этнокультурные особенности и условия для этого у нас имеются, осталось собрать духовную волю.

____________________
Спас Звенигородский (знаменитый «Русский Спас») Андрей Рублев (?). Нач. XV в. Икона из т. н. "Звенигородского чина", в который входят также архангел Михаил и апостол Павел. Обнаружена в 1918 г. Г. О. Чириковым под грудой дров в сарае при Успенском соборе на Городке в Звенигороде, раскрыта в 1918-19 гг., передана в ГИМ, оттуда в 1930 г. - в ГТГ, где и находится по сей день.

Григорий Богослов (329 - 389) — христианский богослов, один из Отцов церкви, входит в число Великих каппадокийцев, близкий друг и сподвижник Василия Великого. Оратор, писатель, поэт. Слог его сочинений характеризуется повышенной эмоциональностью.


<НАЗАД>