Зеркало Неосязаемой Наготы

***
Сердце, как жука
Пригвозди к земле
Пуст трепещет струйками пыли.
Дай только ангелов
Превратить
В груды смердящих пЕтель,
В младенцев сморщенных,
В старцев хилых…
Как жук навозный
Алое месиво
Всё ещё
Под иглою теплится,
Стальные серафимы
На руках пленного
Щебечут, цокают
Звеньями.

***
Просто рядом есть ещё одно тело
Которое далеко успело
Сбежать
Видеть
Глядеть
Действовать…
Коронация грядёт слова –
дряхлого, повенчанного, сухого.

***
Устав от чтения фильмов
Заглядываешь за плечо, идущего позади,
Вот и ласкает холод
Вторую твою душу
И голода руки
Так нежно скребут изнутри.
Железная мать – потеха
Роза из детских костей – страсть
Только сегодня святые крутят фильме
Взошёл на камне их Мир,
Проявили Боги слабость.

***
Секреты смерти - это лишь твои грехи
На страхе сером
Сытый пеплом
Лечу я к облаку – беги
От меня день-деньской
Бегите губы, прочь червями в ад!
От меня на Мальдорре
Юноша шестнадцатилетний
Несётся к пьяным облакам
За спиной у него маленькие денежки,
А по спине моей
Веки вечных праведников стекают – их обрезали что бы Господа чётче зреть.
Я всё знаю –
Голова кружит на 360 градусов.
Ты ли это,
Или Боги немоты запрещают дышать?
Ночью-ночью
Только сейчас
Вьюга и крепкий лёд –
Лёд через одиночество тверди

***
Меня точно также будет раздирать мелкий бес
Или просто выйдет горлом кровь?
Взломаю ли демонов своих,
Как старую заржавелую шкатулку
Или беглец – тот, который с проседью –
Вцепиться зубами в запястье
И будет мир пурпурно-серебрянным красить…

Или золотом залит голос
Или волосы вокруг шеи верёвкой?
Или ногти под сердце входят
Или просто мастер пожирает дыханье?
Или это старец ползёт удавленный
Волосами, и проволокой,
Съеден пиявками.

***
Тела как черви постигают победу
Вдоль по обрывкам бумаг
Наутёк их потрёпанные души,
У них крылышки
Как у моли за спиной
И запястья украшены пьяными образами –
О!!! Это глупое солнце
Западает прямо в вены
Трясётся седым уродцем в сердце
Хлещет горлом и поёт
Стаей беснующихся соловьёв.

***
Кто же придумал эти оковы
Что сцепили с землёй?
Кто это в холоде пляшет суровым
Кто это, кто…

Что же увидишь ты сердцем увядшим
Только исхоженный временем лик
Что же вышьешь на саване Мира?
Лишь стальные руины…

Ты ли хватаешь меня за запястье,
Истинным ликом пришед?
Нет.
Это боги немоты запрещают дышать
Они сотрут тебя как след…

***
Как по спирали времён хаживал выкидыш…
Как будто розы цвели
Сквозь его немую весну.
И будто громкий Господь засвистал,
И будто света ему не хватило…

Пред слепыми глазами
Тело валиться мифами вниз
Эпохами и людьми седыми,
а ему не хватило
Не хватило железных проводов
Что бы в сердце скрутить и вставить.

А как я хаживал, да наблюдал
Как маленьким уродцем вьётся и искрит сердце.
А как я грехи свои заглаживал
Стальным ножом
По коже гладкой, спелой…

***
только где это вместилище куда всё стекается
Или душа
Как ПРутья
Всё же прямо растёт?...

***
Крик змеёю закружил память дряблую
Гнутся мосты под менялами
Идут вспять слабые
А красная река медленно-медленно
Затекает под висячее на крюке ребро
И поёт не рождённый младенец...

***
Смерть полыхает
В уголках её губ,
Но ведь сегодня тебе пора спать...
А потому схороню я твоё сердце
В мутной воде дождя

Все вопросы как дым
Все желанья как тлен
Лишь с ресниц стекает душа
Я сердце твоё полью серебром
И отдам на волю дождя

А те кто возьмут
Мой внутренний стыд
Им без рук положено быть
И останусь я придорожною пылью
Серебро дождей твоих пить

***
Чем кончаются страдания
Расколотого на трое?...
Кто змеёй заползёт
Вставив вместо души осиновый кол?

Как желания твои
Растрёпанные
В кровавом мареве
Разрывали её на нас – расскажи!

Словно травы сквозь растут
Твои грешные старые души
Их себе припаси
Их с собою носи
Пригодятся летом удушливым.

***
Матерясь и отчаянно картавя
Возвращается назад
Облезлая потная душа.
Голый торс
Босы ноги
И лохмотья-лохмотья.
«Так-то там оно»
Говорит она,
утирая вязкую жижу со лба
«Так-то», говорит,
И блаженно улыбаясь,
Неуловимыми шажками прыгает к родному приюту

***
Распиливай смело дрожащую душу
На сотни согбенных поколений
Мы поставим их всаду
Фиолетово-красные, платиновые, редкие...
А снег его всё валит с ног
Сочиться смертными рябина
Вгрызаясь пулями в утробы
Окоченелых шлюх малиновых...

В стадном дыму
Ты развороти моё сердце
Для опиума жизни,
Возьми на шершавый язык
капельку кадмию...
Под эфиопский джаз
распиливает негр ближних,
Осатаневших в алый град
Они горошинами скачут, им навстречу
Распахнулся настежь вздорно
Приторный, сладчайший ад.

***
Всё должно быть к месту
И титьки взбухшие
и кровавая падаль
и карусель
и свинец
и свиньи
и свинцовые други
и баба на пузе
едет под всполошённые отблики
наблюдает
как у неё между ног
что-то малиновое звучит
и плоть трещит
и голова голосит,
а она сердешная всё не нарадуется
говорит, мол,
"Сделали мы дело свято
теперь и грузди можно из кузовов разлезать.
Вот мне не западло
от грузного тела помереть
и только хуй один знает
кого куда поворачивать"..
И ну давай
головой вертеть!

***
Лужа крови
И разбодяженная кадмием Мадонна,
Я помню как уходили героями
Толпами истребителей
Янтарных соколов
Шуты бездонные.
Как твои стеклянные грехи
Сквозь павших на войне
Говорили мне «смерть»
Как сланцевые ладони
Обнимали не рожденных детей
И души падали гроздьями оземь рая
И желали тел исковерканных
Словно знаки препинания на поле брани
Глина человеческая
И черви веером белые
Катятся-катятся, напоминают
Капает кадмий в роженицу
Земля остывает
Луна беднеет
И языки слов тусклее и тусклее
Отображают поверхность гладкого холодного железа –
Оно сплошное, непролазное, белое…
Ты только вспомни
Как чрез твои обугленные руки
Тлеет Мадонна на устах Вероники
Она спасителя заключила в плен полотна
А за пазухой твоей
Гладь топора видна.
Согрел его теплом тела, приласкал,
а он в ответ, отражает полоумную луну
А он в ответ сказки пишет
На шеях бошей
Стадами вшей
Благословляет тот самый момент
Когда мадонна и долговязый фюрер
Грядут рука об руку
В назидание новым годам.
13.07.11

***
И вот Рембо,
Как солёная соль
Как отказавшийся от лепестков роз Зангези
Сосёт поблекшие кудри всех юнцов всей Европы
Глаголит Великим мотоциклом о своих пороках.
И в ладонях его ад
И во рту нос,
И ногу подволакивает теперь он
И Озарения!!! Озарения его отражают искорки мыслей в мутной жидкости
Текут-текут
Ручейками, струйками сильными из-под штанин…
А он один – смирившийся и глухой нА сердце
Отрезвлённый посреди корабля
Единственный отрезвлённый
Посредь маленького пожелтевшего кораблика
Скрученного из «Комсомольской правды»
Издания 1982 года.

Купание Дианы (по П. Клоссовски)
Эта власяница молчания, что погружает в полымя
Выбирает единственных в Мире…
Выбирает струящейся Богиней
Муки яркие – золотые.
В своём одеянии ты бесстыж
В своём восхищении низок
Молчание из под копыт
Бьёт ключом дев обиженных…
О!! Это солнечный костёр!! –
Он застывает на её устах безобразием,
Как вдоволь опавшие листья в танце,
Так и твоё блаженство измято
Разорвано, покорными, голодными псами –
Покорно разорвано, славно
Лишь на ржавых шипах кадмиевых роз
Разит пиршеством удалённых из чрева младенцев
Незримое одеяние…

***
День распаляется,
Словно тонкая рабыня…
Его стеклянные очи – творят хрустальное будущее
И суставы судорожно потрескивают…
На фиолетовом небе,
Пунцовых роз стада
На трагической судьбе
Небо держаться
А судьба та – всё расщелинами, прятками
Множится, множится
Беззаветно гниёт

***
Твой сатанинский неведомый кайф
Заставляет дрожать мою бесконечность
Как алые губы
Как жёлтые листья
Как время без меры,
Иду я трепещущим жаренным срамом
Сквозь похоть и жизни
Сквозь прелого бога,
И вязкие прахи
Ломанным ритмом
И радость растерзанную росомахой
Теряю в боях за бесчинство томленья
И душу свою обращаю в поленья.

Не будет в мешке это тело качаться
Под небом истлевшим
Под лампой разбитой
Под сердцем горючим
Забросившим в годы
Всё то что осталось от жалкой свободы.

***
Ведь я зараза
Разбавляю,
Твои шальные головы, Господи
Смехом из щебня и радостями сквозь плен.
Твоё лицо печально как мир
Твои рабы идут дальше в неведомое
Ты открываешь бесплатный тир
Для мишеней своих преданных.
Твоё лицо – заманчиво как самоубийство
Пускай трещал я по швам,
Многоликий по пророчествам твоим
О бедах бродил…
Твоих лиц, ведь
Как миро печально ведал,
И как самоубийство сладко,
Оно – они…
Я всего лишь немножко,
Я всего лишь чуть-чуть
Я не более, чем
Я неведомо
продавать билеты
в твой тир
хотел
пел
разозлил.

Кто же такой робкий как ты...(песня)
Кто же такой робкий как ты
Сотворил из моих сердец гнёзда
Теперь в них щебечут пустые слова
Принимая постыдные позы

Кто такой же чёрный как дым
Вырезал из моих сердец звёзды
Растерял их на млечном, топком пути,
Превратил в игрушку мимозы…

Кто же такой смертный как псы
Распустил это небо на слёзы
Шёлк и победы размокают в грязи
Не бывать твоим песням
Грозными!

***
Ты видишь себя
Закопанным в солнце.
Сквозь его кривую ухмылку
Глядит на тебя пара дерзостей тонких…

Я буду твой серебряный цвет
Раздавать братьям ордена Голубых цветов
Я меняю тебя на конфеты
Я меняю богов на рабов…

Словно липкая связка любовных ключей
Зазвенела в твоих волосах
Распростёртая явь дрожит исчезая,
На забритых навечно висках

Кто меня потерял
Вместо липкой судьбы
За приданным зашёл
Раздирая закат

Руки в осени копошаться
Извлекают из чрева кособокое солнце
Оно уже не смеётся, оно падкое
До сырых костей, да всякого прочего золота

Ты видишь себя занесённого снегом
И только сытая нега без времени
Хохочет, клокочет, кривой ухмылкой
Гонит в прорубь твоё тело растерянное

***
Два раздражённых тела сочиняют весну
От крика их возникают кусты
От ненависти и боли
Вся в пятнах апреля
И ласках стали
Рождается весна
Топко томно раздражённо
Катятся камни вниз-
Это твои больные головы
Это твои ласковые цепи
Это твоя весна разрядилась колоннами вежливых мумий
Это просто воспоминание
Это два раскалённых тела
Сочиняют на жёлтом опавшем листке весну –
Их рай – кладбище надежд
Их мечтания – маленький плен
Они как драгоценные шарики ртути, которые ты выпил перед сном
Они, как драгоценные слёзы ртути
Что капнули из глаз новорожденной весны
Прямо в омертвелое скерцо

***
Я спрячу тебя, как это жидкое небо
В приступах рвоты и мольбах океана
Избитых, исколотых ног
И флагов живущим во имя твоих упований
Во имя великих стеклянных шаров
Что б ты умирал
Во имя сирени и красного солнца
Что б ты уповал
Когда спрячу тебя
В холодное небо
Которое стонет, стремится, бежит
По заброшенным венам
Видением гонит
Город радости прочь!
Я выжгу в твоей беспросветной лазури
Ту кожу что сбросил как крылья на пол
Твою позабытую азбуку…
В зное, куда-то на север неведомый шёл…
Куда же куда ?!!!
Ведь сны забываю
И как мне найти такого тебя
Я спрячу себя словно жидкое небо
И город по венам забьёт
И статуя моего двойника проплывёт
В зрачках
Кидая седые пряди на память свою.
Мы так не похожи
Мы кажемся маком
Когда рассветная дрожь взрывает мглу.
Вот она! – бесконечность!
В волнах взорванной мглы!
Вот оно – жидкое небо!
Трясётся бесстыжим идолопоклонником!!
И мой непохожий двойник
Вновь недоступен – вдаль по венам
Ушёл,
Лишь хлопья ресниц снежной войны
На руках оседают
На руках живут
На запястьях рук дрожат
Сокрывая в себя крохотного светлячка божественной воли
Сокрывая в себе крохотного светлячка божественной агонии
Одна за другой
По-тихоньку
Сохнут…

***
Эта вечная-вечная старость
По пятам по следам
По невымытым щекам
Как будто пошлость какая
Как будто ветви под тяжестью,
Да дни под грубостью,
Как будто бабочка навыворот
И дни наутёк,
Тешься, тешься
Прищуренный, Иудушка
С тобою бок о бок
Бредут посиневшие старые веки
С тобой Бог о бог
Стальные проклятья и фильмы
О том как ты, презреннейший
Вздымаешь пулемётной очередью рай

Стаей убойных солнц я войду в твоё прошлое…
Лёд под кожей маленькой жизнью
Совращает младенцев расти на деревьях
Грозными,
Тяжкими, громкими муками.

В разгорячённом аду возникают секты
Возникшие в честь
Твоего опалённого прошлого
Солнцем!
Солнцем – обуглившим армию тел

В стройном припадке тургеньевских дам
Есть одно сладкое свойство –
Брать!
Брать с собой на войну
За лёд под кожей!

С собой!
Брать Тех!

Тех кто попал под невидимый выстрел
Кто стройный как их
Пляс во имя святого Витта
Стройный!
Как их свинцовые сны!!

С собой!!
Брать тех!!

Кто стаей убийственных солнечных лиц
Совратил за собою бежать в огонь
Невидимых, павших в сладкой борьбе
За свой!
Разворованный нежностью рай!

***
В одиноком бою непохожий на смерть

***
Я свой рот забил накрест немотой
Во имя имён
Во оставление слов
Что б сквозь пальцы текли
Твои слова
Что бы сваи под сердце входили
И пели соловьями…
Кричите же кричите
Под половицами вашей земли
Пусть музыка прокажённого звучит
И истязает тело осатанелый озноб.
Я фриволен
Я сегодня фриволен,
Как нимфы схоронившись от глаз
Я навсегда фриволен от твоих разбежавшихся частей,
Хоть и ползут они,
Угрожая стать новой темницей.

Ломкое
Как ты изнемогал под ударами страха
Словно песню точил
О гранитные камни
Кто-то сизый, молясь
Разложил в углу пламя
Твоего разражённого
Мигами сердца…
Как слепые руками
Мою темноту
Трогают, блея корявыми пальцами
Как обидел ты мать свою
Сладенький фюрер
Как ты плюнул в лицо ей
Позабытыми, падкими толпами
Обезображенных менестрелей!
Я сложу словно ветви
Огонь из их шей
Кто-то сизый и очень на язык редкий
Погибает в него
В леденящий огонь.
Я распробовал вкус его
Он растёкся как ртуть – каплями мелкими –
И в каждой господь отражается
Звериной ухмылкою метит
В твоё поражённою жизнию тело,
Как ломкий господь
Каплями мелкими
Рассыхается ртуть
По углам твоего
Тела: дрожащего, липкого, мелкого

Где-то снами повеяло – повешенного
Изнемогая
Под налётом мелких брызг моря
Ты седеешь,
Он – стонет – вечер двенадцати равных
Под напором их плети
Под напором разнузданных плевков их речи
Под оскалом их праведных
Ласковых глаз
Под бЕльмами
Праведных
Их
Ласковых глаз.

***
Деревянные звери ночью
Не снискали себе славу
Я тебя топлю
Я тебя люблю
И рассвет забрезжил справа
От твоих запрокинутых в прошлое страстных объятий
От твоей погони за
Смелым, безжалостным карликом…

Я сжимаю это горло как картину
О голом, пустом декабре
Я сволакиваю тину
Твоих волос
Знаешь,
Этот тот кто не смел
Стучит в окно дрожью зверей
Ходит у дверей
И скрежещет зубами
Этот тот он белее чем снег
Белее чем сталь
Закалённая пламенем…

Давай-давай помолчим о закрытых дверях
Давай-давай помолчим о распахнутых оконцах
Может кто-нибудь
Какой-нибудь бледный карел
Разобьёт
Зеркало
Надвое
ЗВОНКО!!!

Я из дыма заплету тебе новую душу
Посажу в неё деревянных зверей
Я нашёл этих несколько слов удачных
И молчу о них
И курю о тебе…
Свою – сладкую полынь
Твою – полоумную сестру-надежду
Награжу благолепной болезнью её
А тебе стяну веки
Золотою нитью и на щеки набью седло…

Вот они
Вот они – мы
Маленькие клоуны
В вате копошимся
Наш мир он крохотный весь из ваты
Весь из картона и расколотых статуй….

Вот они вот они – деревянные звери
Они боги наши
Они наша радость
Я совью тебе новую душу
Из осколков ваты
И посажу туда
радость….

Деревянные звери ночью не снискали себе славу
Теперь они будут твоим хозяином
Они совьют тебе рай из ваты
Они уже грядут
Облаком властным. (песня)
Осколки сна
Бороздят бородатые сердца
Где немощь поёт
Заунывных песней волю
Разрисован мир твой
Где он
На ладонях
Синих лилий
Столько лиц прозрачных скачет
Что немыми восхвалялись
Что немыми заикали бородатые сердца.
Я завью твоих мозгов
Оловянную кончину
Прямо к празднику
Болотных, вялых скиний.
Стёкла в дребезги
Как руки
Упадают наземь болью
Звонко пепел кружит ночью
Мрак сворачивал в сторонку.

***
В этом скромном быту дефилирует смерть
По годам я тебя узнАю
Ты когда-то была
Словно песни в ушах
Словно песни тех кого бьют

В этом мерзком быту проповедуют смерть
И тебя не коснётся ничто
За приданым зашёл
То кто видит во сне
Стаи мрачных
Изгнивших голов

В этом приторном мирке
Ты забыл своё всё
Свои ночи, безмолвье и грех
В этом сломанном куклами
Сахарном мире
Ты болтаешься мнимой игрой
Ты казнишь себя
наспех
Как Бог
Не за всех

Я убью твои лица,
И в четыре руки
Заиграет под смех трёх козлов
В фиолетовой мантии
Пустота гибкая
Заиграет для внемлющих мхов

Что бы ты замолчал
В этом скромном быту
Что бы было чем играть в макифим
Застрелил свою скромную тень на полу
Её кровью постели стелил

Для грядущих во мрак
Для висящих меж мной
И моим позаброшенным в прошлое смехом
Ты сыграй эту смерть
В четыре руки
Ты раздай своим куклам
Фарфоровый слепок
От судьбы роковой
От судьбы незабвенной
Как от двери ключи
Словно стих
Словно пена
Молчи.

***
Тот кого ты даже не знаешь
Скрыт для тебя мраком времени
То о чём ты даже не ищешь
Дрожит под дождём
Слабым пленником вечности
Буйным приплодом фантазий
Разнузданных словно колючие искры
Богов поднебесных – слышатся всплески
Это щекочет под впалым небом
Взвод богов-холёные души
Это хохочет под порванным сердцем
Тот кого ищешь ты в знаках ночи

Снег опадает как страницы пожелтевших книг
Холодом тянет из труб
Как Рим – пал
Так и ты – тайная, беспечная, вечная каторга
В бой упадёшь за нимбы атомные
Так и ты, полежалый Олле Лукойе
Задарил меня снами иглы проворной
Так и ты – дрожащий пред смертию лист
Мне показал как происходят
В мире тайны
В глазах вёсны
В лесу – рождение подснежников
Незаметных, белых, тонких…

***
Сквозь боль и смерть сочится смех
Стальной змеёй
Как у колодца
Ты вспоминал свои грехи
Что заикались не таясь
Под пастью солнца раскалённого
Во тьме столетий неосознанных
Как смех покойник проползает
Сквозь прутьях этих пустых спален
В стальной душе дрожит улыбка
Так далеко, и очень стыдно
Стоять одной ей на морозе
Под солнцем ветхим
Как пригожий старец твои мысли направляя
Так и она стоит стальная
Как памятник тем кто возлёг
В пустые спальни
Вздохом лёгким.

***
Стаей убойных солнц я войду в твоё прошлое…
Лёд под кожей маленькой жизнью
Совращает младенцев расти на деревьях
Грозными,
Тяжкими, громкими муками.

В разгорячённом аду возникают секты
Возникшие в честь
Твоего опалённого прошлого
Солнцем!
Солнцем – обуглившим армию тел

В стройном припадке тургеньевских дам
Есть одно сладкое свойство –
Брать!
Брать с собой на войну
За лёд под кожей!

С собой!
Брать Тех!

Тех кто попал под невидимый выстрел
Кто стройный как их
Пляс во имя святого Витта
Стройный!
Как их свинцовые сны!!

С собой!!
Брать тех!!

Кто стаей убийственных солнечных лиц
Совратил за собою бежать в огонь
Невидимых, павших в сладкой борьбе
За свой!
Разворованный нежностью рай!


<СТРАНИЦА АВТОРА>