Лес



  Лес, сказочный лес, приют тайны и чудес. Из вороха шумов, оттенков, шёпотов, визгов, голосов. Что может быть таинственней и обманчивее, чем лес. Здесь всё лжёт и потешается над нашим существом. Морок и ворожба, умелым движением кудесника тени начинают двигаться, лукаво улыбаться.
  В закатный час чувственность достигает запредельности. Зрение-слух-нюх обостряются. Человек словно оборачивается в животное, в первородное существо, призванное к единственной цели – выжить. Найти, догнать, не пропустить нападение, чётко различить расстояние.
  «Я здесь, нет … я пока ещё там. Внутри плаценты моего мира, ещё не рождён, чтобы чувствовать иначе». Под мокрыми штанами шевелятся насекомые, вода чавкает за ухом, а звуки внешнего мира разгуливают вокруг. Я в дышащем водой лесу на краю света. Водяной. Порванный свитер и ночная мгла.
  Мозг кристально чист, в нём не возникает никаких существенных материальных мыслей. Первичные инстинкты выживания и завихрения мятежных дум. Лесное одиночество, психоз. Безразличие алкогольным экстазом заполняет каждую клеточку организма. Вылезаю из кокона палатки, раздеваюсь донага и хаотично бегаю среди сосен. Взбираюсь на валун и смотрю на молочную плёнку на водной глади. Озеро, выползая из леса, краем хватает болото. Деревья здесь будто больные, коряжистые и неприветливые. Худое тело конвульсивно вздрагивает, сморщенная кожа. Медленно на четвереньках продвигаюсь к воде. Там теплее и волшебство, зеркало перехода в иное измерение, погружаюсь и, перебирая руками, двигаюсь в тумане.
  Мне нет причины бояться, я сам источник страха. Равновесие сместилось. Матрица чувствительности дёрнулась в другую сторону, наружу вылезает совершенно незнакомое существо. Оно занимает, казалось бы, исконные незыблемые пространства.
  «Там, где ты всегда с кем-то, люди могут быть абсолютно одинокими. Здесь же, когда нет совершенно никого, начинаешь дружить и понимать даже дуновение воздуха, уважать капли дождя. И уже ты не одинок. Человек, по всей видимости, окончательно утратил диковинную энергетическую связь со всем сущим, перенеся энергообмен на общественные процессы».
  Я здесь уже три дня, хлюпаю сознанием, растекаюсь отравленными воспоминаниями, давлюсь пышными планами. Лесные звуки перемешиваются с мерным шумом автомобильной магистрали. Вот уже третье утро я выхожу на неё и тщетно пытаюсь поймать попутку до ближайшего города. Кажется, что вот она, цивилизация, здесь, железными грохочущими колесницами несётся по твёрдой земле. А там, в лесу, - мох, по нему вступаешь нежно, будто боишься обидеть.
  «А что там? В мире без тишины. В мире машин и мерцающих экранов. Он не предоставляет мне ничего. Постоянная грызня и суета, съедающая душу, выворачивающая наружу всё то, что должно быть спрятано так глубоко, чтобы никогда не напоминать о себе». Кожа покрывается хвоей, глаза воденеют, тело сливается с землёй, струится, течёт, видоизменяется. «Необходимо очиститься, выработать план, придти к соглашению с собой хотя бы на некоторое время, там же всё равно всё пойдёт наперекосяк и не по-твоему». Но справляться со звериным колдовством становится всё сложнее и сложнее. Он поглощает мою энергию, энергию беспринципного хаоса, кристаллизуя, эффектизируя реальность. Где нет необходимости двигаться без нужды, есть необходимость концентрировать. Я лежу во влажном мху. Болотный дух стелется по земле, трогая плоть телами поганок, лапками багульника, росой.
  Ещё немного и моя история станет мифом. Растворится на вязких дорожках вселенной, и лишь торчащие из воды камни будут в тишине перешёптываться о былом и мироточить моими мыслями.
  Усилие воли, словно новое рождение. Разрывая плаценту смертельной усталости, а может абсолютного совершенства, я стремлюсь в тот безумный, несовершенный мир, будто бы только там я найду спасение. Бегство. Отчаянное, обгоняя грозу, сквозь воду, которой наполнилось всё существо. Туда, где меня снова попробуют опустошить, истощить и вывернуть наизнанку, но я только этого и жду, я готов, ведь я стал старше на сотню мыслей и спокойнее на тысячи лет.


<СТРАНИЦА АВТОРА>