Живая... (поэзия в прозе)



Убегать

  Убегать пора, надвигается беда. Глухой ритм, рваная игра. Дети с пакетами на головах, отцы с повязками на глазах. Лаская бутылки грубыми губами, их дети бегут с камнями, потухшим, жестокими глазами, с жесткострунными сердцами. Они не выносят вкус поражения, теней всемирных порожденье. Не чувствуют ни боли, ни сожаления.
  Тише, не кричи, лишь быстрее беги, и назад не гляди.
  Пощады нечего ждать.
  Ты не трус, это время такое.
  Просто пора убегать...

Цирк

  Раздражение и Отвращение. Приехал в город цирк.
  - Собирайся народ! к нам заехали клоуны, жонглёры, дрессировщики и прочий мерзкий сброд, каждый второй обормот и урод.
  Паноптикум. Анатомический театр человеческих курьёзов и варварства. Карлик с двумя головами, женщина с влагалищем с зубами, мерзкие толстяки, отвратительные поганые пересмешники. Они вскрывают голову консервным ножом, оставляю глубокие незаживающие раны на живом.
  - Зрелища! Зрелища! Больше! Гаже! Слаще! Проще!
  Глаза, полные ужаса и любопытства, как-будто видишь настоящее убийство.
  Но придет то блаженное время, земля освободится от гнилого бремя. Отзвучат аплодисменты, отгромыхает едкий хохот, придет конец развлечения.
  И мерзость узнает, что такое боль и мучение.

Берегись

  Его вырвали изнутри, как мяса кусок, сорвали с живого лицо. Он стал маленький, хотя был силён и высок. Они раскрыли ладони и сказали - это твое. Он вставил чёрствые глаза и лживые губы, весь мир ополчился и точит на него свои острые железные зубы.
  Сломанные, надорванные механизмы
  Берут огнемёты
  И сжигают
  Все и всех, не жалея себя, да и никого
  По сторонам оглянись:
  Кто-то наверняка, уже надорвался и надломился, а теперь…
  Берегитесь!!!

Странник

  Беспечный странник странной страны. Километры, рулоны разодранной карты. Прелый сыр тела, дышащей кожи, кровоподтёки, надутые желваки коричневой рожи. Мы моложе, чем слова, мы строже, чем смыслы. Мы стальные, мы сделаны из металла и камня.
  Пространство под нами хрустит и плачет.
  Мы наматываем его себе на пальцы и выпиваем залпом.
  Сжигаем весь кислород и едим землю...

  Любимые дети.

Север

  Здесь на краю света, где камни ведут бесконечные разговоры с ветрами, мы сами становимся кристаллами. Созние возвращается домой, оно чисто и прозрачно. Движение просто, но многозначно.
  Лица, вселенские маски. Скупые, монументальные краски.
  Поза эмбриона. Три волхва.
  Причастие.

Дорога

  Наш мир - колесо на вечной дороге, наши идеи - обочин грязь. Все вертится и стонет в безумном беге, и хочется просто нащупать связь. На уровне интуиции мы понимаем смысл, исходящий от высших сил. Обратить бы бессмысленное движение в мысль… кто много желал, тот многое и получил!

Скоро выпадет снег

  Скоро выпадет снег, и она станет ещё дальше от остального мира, ещё более одинокая и гордая. Она укроется холодной простынкой и останется наедине со своей скорбью.
  Скоро выпадет снег, и она станет намного глубже, глубже, чем можно было бы представить, чем можно было бы понять.
  Скоро выпадет снег, и уже больше нельзя будет говорить о прошлом или размышлять о настоящем.
  Скоро выпадет снег, и мы забудем, что так уже было тысячи раз...
  Скоро выпадет снег...
  Выпадет снег...
  Снег...   …

Живая…

  А чиста ли наша любовь? Чтобы прощать, не разрушая, чтобы не озлобляться, понимая…
  А сильна ли наша ненависть? Ведь может статься, что воюем мы уже со своими страхами, а сознание видоизменяет нашу личную действительность, оставлю зыбкую надежду, как хитрую ловушку.
  Жизнь других - иных, как немое черно-белое кино:
  Резкие движения, неестественные гримасы…
  Живая… Она Живая…
  Только уснула.
  Устала плакать, не буди её пока…
  Сон - лучшее средство от боли.
  Отдохнет, наберется сил, увидит яркие сны о будущем.
  И встанет, свежа и прекрасна.


<НАЗАД>